На главную страницу

ЕВГЕНИЙ КИСКЕВИЧ

1888, Смоленск - 1945, Баница близ Белграда, расстрелян

В славянских странах русские поэты-эмигранты занимались поэтическим переводом чаще и регулярнее, чем в других странах: это поощрялось и в Югославии, и в Чехословакии, иной раз приносило и какие-то деньги. Но судьба этих поэтов часто была весьма трагической. Мы очень мало знаем о жизни Евгения Кискевича до 1918 года (разве что по косвенным данным можем предположить, что он получил неполное юридическое образование и служил чиновником в провинциальном департаменте). В Добровольческой армии состоял агентом отдела пропаганды. Временно судьба забрасывала его в Царицын, в Ростов-на-Дону. В феврале 1920 г. Кискевич выехал из Новороссийска в Королевство сербов, хорватов и словенцев. В 1921 г. Кискевич - студент Белградского университета. Курса он не окончил, поступил чиновником на службу в Управление государственными монополиями на место, обеспечивавшее вечному холостяку прожиточный минимум вплоть до немецкой оккупации Белграда (с апреля 1941 г.). Активно участвовал Кискевич в литературной жизни русской колонии: в августе 1927 г. "Книжный кружок" выпустил сборник "Зодчий". В нем были представлены десять белградских поэтов, Е. Кискевич - десятью стихотворениями, написанными в 1924-1927 годах. Первый поэтический сборник Кискевича даже нельзя назвать "изданным": в 1929 г. поэтесса Екатерина Таубер (1903-1987), участник "Книжного кружка" и друг Евг. Кискевича, на пишущей машинке с сербским кириллическим шрифтом перепечатала с рукописи стихотворения поэта и нитками прошила-переплела листы сборника: "Евг. Кискевич. Собрание стихов, 1923-1928 гг. Семиглавый сборник" (58 стр., 45 стихотворений), вероятный тираж - 5-6 экз. Только личный экземпляр Екатерины Таубер и дошел до нас. Вторая книга Кискевича, "Стихи о погоде. Пиесы 1930-1940 гг. Белград, 1940, 46 стр., также известна в считанном количестве экземпляров. Сохранилось несколько поэтических переводов Кискевича из Милоша Видаковича, сербского поэта, жизнь которого прервалась на 24-м году. После вступления советских войск в Белград Кискевич без видимых причин был отправлен на окраину Белграда, в Баницу, и по всей вероятности - расстрелян; проф. К. Ф. Тарановский сообщает факт, известный ему от И. Н. Голенищева-Кутузова: весной 1945 г. над дверями одной из лагерных камер Баницы была обнаружена нацарапанная на сербском языке запись: "По-видимому, нас ведут на расстрел - Кискевич". В издательстве "Водолей Publishers" в серии "Малый Серебряный век" в ближайшее время выходит собрание стихотворений Евгения Кискевича.


МИЛОШ ВИДАКОВИЧ

(1891-1915)

ПЛАЧ МАРГИТЫ

Ветер ей был побратим, был ей друг.
Он лишь, дыша неизбывной бедою,
Слушал, когда с расплетенной косою,
В полночь бросала свой плач и испуг.

Да перепуганный месяца взор
Между разорванными облаками
Видел ее, как бежала полями,
Плача, одна, про беду и позор.

Вспомнивши блеск, то вспоет, то завоет,
Мертвых напрасно сзывает героев:
Банович… где вы, Орлович и Юг?

Боль одиночества давит и душит -
Мертвы, кто мог бы помочь и послушать.
Ветер один побратим ей и друг.

СКАДР

Кольцом легенд неясных окруженный
Над озером меж спящими брегами,
С свирепыми над воротами львами,
Как город сказки, Скадр, средь гор взнесенный

Под груду облаков могучей силой.
У ног его вода, мутнея, плещет,
И в муть глядится лик его зловещий,
Воздвигнут над изменой и могилой.

А тишина над ним как птица, кружит…
Но кто, над берегом склонившись, тужит?
Не Гойко ль плачет? Гойко плачет, млад,

Невесту вспоминая дорогую,
Чью плоть замуровали молодую,
Чтоб вечен был бы Скадр, несчастья град.