На главную страницу

ИРИНА СНЕГОВА

1922-1975

Незадолго до смерти, уже зная о своей болезни, Снегова жила в Малеевке, бродила по аллейкам и читала вполголоса – сама себе – Тютчева. Что-то должно было измениться в ее поэзии, но времени для этого в жизни не осталось. Что рвалось в ее несбывшуюся, ненаписанную поэзию?.. Сейчас, перечитывая множество ее переводов с “языков народов СССР”, я невольно получил точный ответ на этот вопрос. Прочтите стихи башкирского поэта Мустая Карима в переводе Снеговой – и вы с трудом поверите, что это не Георгий Иванов. Тот, кстати, перед смертью тоже часто бормотал Тютчева. “Все года, события стали ближе / Воедино слив друзей, врагов; / Между Петербургом и Парижем – расстоянье несколько шагов...”, – писал эмигрант первой волны, поэт Александр Перфильев. “Парижская нота”... “переводы с башкирского”... Кто бы поверил, что между ними тоже всего полшага?


МУСТАЙ КАРИМ

(1919–2005)

* * *

Давай, дорогая, уложим и скарб и одежду,
Оставим наш город и этот ветшающий дом,
Где в красный наш угол уже не мечта и надежда –
Всё чаще садится тоска и мечта о былом.

И время, как тень, всё длиннее у нас за спиною,
Вся прошлая жизнь, где забот и обид – без конца,
Где столько могил за кладбищенской длинной стеною
И столько утрат захоронено в наши сердца.

Чем день истомленней, чем сумерки к вечеру ближе
И тени заметней – тем глуше и тише река,
Ведь к ночи и волны ленивей и медленней лижут
Прибрежный песок, не стремясь сокрушить берега.

Давай соберемся чуть свет и уедем отсюда
В какой-нибудь сказочный город – ведь есть города!
Клянусь, я веселым, я праздничным спутником буду,
Скажу: посмотри, нам сияет другая звезда!

У нового города памяти нет и не будет,
Той памяти горькой, впитавшейся в вещи, в черты...
Пусть здесь остается без нас и о нас позабудет
То время, когда обо мне так печалилась ты.

Останется наше далекое, доброе детство
На кончике тропки лесной, где и солнце и тень.
И молодость наша останется с ним по соседству,
У старых ворот, там, где встретилась ты мне в тот день.

Послушай! Постой! Повтори, мне покуда не ясно –
Как ты говоришь? Мы уедем, и сменим жилье,
И молодость бросим, и в городе новом, прекрасном
Останемся жить? Только как же нам жить без нее?

Как жить без нее?.. Повторил я последнюю фразу,
И стало мне грустно, и стало мне холодно сразу.
Нет-нет, не теперь, мы еще поразмыслим над этим...
Наверное, мы никогда никуда не уедем.
4], Fri, 08 Oct 2004 00:00:10 GMT -->