На главную страницу

ЮРИЙ ДЕНИСОВ

р. 1936, Полтава

Талантливый любитель, нередко появлявшийся в доме нашего общего учителя – Аркадия Штейнберга. Переводил почти исключительно с французского, притом много лет прожив в Полтаве, кажется, даже не только на русский язык. Поэты-символисты, особенно ушедший из символизма в им же самим выдуманную "романскую школу" офранцузившийся грек Мореас, получались у Денисова довольно успешно. Издал большой том стихов, прозы и поэтических переводов "Утерянные ключи" (М. 1998), где мы находим произведения двадцати семи французских и бельгийских поэтов.


ЖЕРМЕН НУВО

(1851-1920)

ЯД

От ночей блондина и брюнетки
В доме не осталось ничего –
Ни ее изящной вуалетки,
Ни красивых галстуков его.

В час, когда сияет лик луны,
На балконе чай им подавали.
Где они? Исчезли, словно сны.
Где их счастье? Где же их печали?

Лишь булавки кончик золотой,
Словно жук, блеснет – для глаз отрада.
За окном – октябрьская прохлада.

И когда ненастною порой
Жажда смерти овладеет мной,
Слаще меда будет склянка яда.

ЖАН МОРЕАС

(1856-1910)

* * *

Не говори, что жизнь – роскошный брачный пир,
Что это гнусность, грязь или пустая шалость.
Не говори, что жизнь – во зле погрязший мир,
Где малодушных ждет столь ранняя усталость.

От счастья трепещи, как майских яблонь цвет,
Плачь вволю, как волна, исчезнувшая в пене,
Вкушай все радости, страдай от всяких бед
И помни: это сна бесчисленные тени.

* * *

Мне только мертвые внимают из могил:
Враг самому себе, живу я на кладбище.
Я воронью зерно и славу раздарил,
Пахал и сеял я, но остаюсь без пищи.

Нет, я не жалуюсь. Что оскорбленья мне,
Презренья, и позор, и холод Аквилона?
Ведь если струн твоих коснусь я в тишине,
Всё чище ты звенишь, о лира Аполлона!