На главную страницу

МИХАИЛ ЯСНОВ

р. 1946, Ленинград

Необычайно плодовитый поэт, переводчик и литературовед (им разобрано и издано наследие чуть ли не последнего из "непечатных" ленинградских поэтов – Олега Григорьева). Переводит почти исключительно с французского, для детей и для взрослых; впрочем, часть предлагаемых переводов появляется здесь впервые – по крайней мере в виде, не искаженном советской редактурой.


ЖАН РИШПЕН

(1849-1926)

БАЛЛАДА СЕЛЬСКОГО БРОДЯГИ

Здесь мне и горе не в горе,
Кров мне на каждом лугу,
Пища – на каждом подворье,
Дом – в конуре и в стогу.
Здесь, где на каждом шагу
Хитрость нужна и отвага
Жить и не гнуться в дугу,
Я – настоящий бродяга.

Если в голодном изморе
Стану как волк на снегу, – 
Мигом наседку спроворю
И раздобуду деньгу;
Вечером, в пьяном кругу,
Пьет задарма бедолага.
Здесь я не буду в долгу,
Я – настоящий бродяга.

Олуха я объегорю,
Лишний медяк сберегу,
Если же выпито море
И беспорядок в мозгу,
Спьяну залезть я могу
В хлев, где меня вместо хряка
Кормят, а я – ни гугу!
Я – настоящий бродяга.

Посылка

Эй, держиморда, ку-ку!
Вылупил зенки, бедняга?
Из каталажки – сбегу!
Я – настоящий бродяга.

ГИЙОМ АПОЛЛИНЕР

(1880-1918)

БЕЛЫЙ СНЕГ

О сколько ангелов над головой
Один одет как рядовой
В халате повара другой
И горний хор вокруг

Один как небо голубой
Весной ты будешь награжден с лихвой
Медалью солнца золотой
Медалью золотой

Ощипывает повар кур
        Неодолимый
        Снег и любимой
Нет меж моих простертых рук

ШИНДЕРХАННЕС

                    Мариюсу-Ари Леблону

Лесной разбойник Шиндерханнес
В тени спасительных ветвей
Ржет от восторга женихаясь
Кутит с разбойницей своей

Корпит над Библией упорно
Грабитель Бенцель целый день
А шляпа друга служит Борну
Тот превратил ее в мишень

Жюльетта Блезиус щебечет
Икает и рыгает враз
А Шиндерханнес кукаречит
И Шульц вино несет тотчас

Слезу притворную роняя
Кричит разбойник Да пускай
Придут жандармы дорогая
Ковша из рук не выпускай

Пей дорогуша сердце просит
Ковш до краев наполнен пей
Что лучше мозельского Прозит
А ну бандиты в пляс живей

Пьяна лесная одалиска
И валит Ханнеса в траву
А тот Еще не время киска
Неси-ка лучше нам жратву

Смотрите факелы ребята
Нам спать сегодня недосуг
Жидовская мошна богата
Набит флоринами сундук

Все пьют и жрут гогочут зычно
Поди веселье удержи
И по-немецки педантично
Готовят ружья и ножи

ПОНЕДЕЛЬНИК УЛИЦА КРИСТИНЫ

Ни консьержка ни мать ее ничего не заметят
Будь со мной этим вечером если ты мужчина
На стреме хватит и одного
Пока второй заберется

Зажжены три газовых фонаря
У хозяйки туберкулез
Кончишь с делами перекинемся в кости
И вот дирижер который с ангиной
Приедешь в Тунис научу как курить гашиш

Вроде так

Стопка блюдец цветы календарь
Бом бум бам
Эта грымза требует триста франков
Я бы лучше зарезался чем отдавать

Поезд в 20 часов 27 минут
Шесть зеркал друг на друга глядят в упор
Этак мы еще больше собьемся с толку
Дорогой мой
Вы просто ничтожество
Нос у этой особы длинней солитера
Луиза оставила шубку
Я же хоть и без шубки но не мерзлячка
Датчанин глядит в расписанье пуская колечки дыма
Пивную пересекает черный котяра
Блины удались
Журчит вода
Платье черное цвета ее ногтей
А вот это исключено
Пожалуйста сударь
Малахитовый перстень
Пол посыпан опилками
Ну конечно
Рыженькую официантку умыкнул книготорговец

Оди журналист кажется мы с ним знакомы

Жак послушай-ка всё что скажу это очень серьезно

Мореходная компания смешанного типа

Сударь он мне говорит не хотите ли посмотреть на мои 
                                                офорты и живопись
У меня всего лишь одна служанка

Утром в кафе Люксембург
Он тут же представил мне толстого малого
А тот говорит
Вы слышите что за прелесть
Смирна Неаполь Тунис
Да где ж это черт подери
В последний раз что я был в Китае
Лет восемь назад или девять
Честь достаточно часто зависит от часа обозначенного на часах
Ваши биты

ЖАК ШАРПАНТРО

(1928−2016)

КОВЧЕГ, ИЛИ ИСКУССТВО ПОЭЗИИ

Превер несет енота; вслед
Скворец Арвера шлет сонет;
Вот лис из басни Лафонтена –
Бездельник выглядит отменно.

Спасутся звери, если их
Возьмет поэт и впустит в стих:
Поэт, и праздный, и глубокий,
Как клетки, им откроет строки.

За муравьем спешит Деснос,
Над ним – Бодлеров альбатрос;
Страдает бедный ослик Жамма –
Душа ослиная упряма!

Вот Элюар: с ним пес и кот;
Вот соловей Ронсара; вот
Парят пернатые Карема,
И важно ходит слон Дерема.

Жан-Люк Моро ведет утят;
Виктор Гюго Пегасу рад;
За кроликом Аполлинера
Бежит, играя, кот Бодлера.

По с вороном – их знают все;
А вот пяденица Мюссе;
Баиф, чьи ласточки запели
Для олененка Сюпервьеля.

Воркуют голуби Туле
Над всеми, спящими в земле;
А бабочки Нерваля в сини
Слетают к спящему в долине.

У Шара – стриж: крылатый, он
В сны ягуара посвящен;
И в комнате Ла Тур дю Пена
Курлычет осень неизменно.

Взлетает грива на ходу –
Куда ты скачешь, конь Каду?
Стих Малларме царит над нами:
В нем даже веер бьет крылами.

Вот сад – а вот и Клод Руа,
И все животные – ура! –
Поют, кричат, – и горя нет им
В раю, устроенном поэтом.