На главную страницу

АНДРЕЙ БАЗИЛЕВСКИЙ

р. 1957, Калуга

Профессиональный полонист, некогда издавший вполне исчерпывающий справочник по русским изданиям Юлиана Тувима. В 90-е годы получило известность издательство, основанное Базилевским, специализировавшееся на изданиях польской поэзии на русском языке. В нем вышли книги Кароля Войтылы (Папы Римского Иоанна Павла II), Циприана Норвида, Яна Рыбовича, Станислава Мисаковского, Славомира Мрожека и т. д. Базилевскому обязаны привлечением к современной, серьезной, неполитизированной полонистике десятки поэтов-переводчиков; познания в полонистике Базилевского принесли изрядную пользу и при составлении “Строф века – 2”.



АННА СВИРЩИНСКАЯ

(1909-1984)

ТЕ, КОМУ ПЛЮЮТ В ЛИЦО

У тех, кому плюют в лицо,
свое небо –
небо оплеванных.

Они попадают туда после смерти,
но иногда,
на мгновение
они могут и здесь попасть
в это небо.

Небо, где они
будут счастливы,
что у них нет лица,
в которое каждый может плюнуть.
Что их уже нет –
так же точно,
как точно плевали им в лицо,
когда они были.

ЯН ТВАРДОВСКИЙ

(1915–2006)

СХОДСТВО

Эй любовь похожая только на любовь
правда похожая только на правду
счастье похожее на счастье
смерть похожая на смерть
сердце похожее на сердце
мальчишка у которого рот до ушей
похожий на меня каким я был когда-то

перестаньте вы наконец валять дурака
даже Бога который был бы похож только на Бога
не существует

НЕ НАДО

Не посыпайте религию сахаром
не подчищайте ластиком
не обряжайте в розовые тряпки ангелов парящих над войнами
не отсылайте верующих к лазейкам комментариев

Я пришел за утешением – не за тарелкой супа
хочу наконец преклонить голову
у камня веры

СТАНИСЛАВ МИСАКОВСКИЙ

(1917-1996)

Я НЕ СКАЗАЛ

Один сказал: мы были
другой сказал: мы будем
они ждали что я
скажу: мы...
но я не сказал
я не был уверен
что мы существуем

КАРОЛЬ ВОЙТЫЛА (ПАПА РИМСКИЙ ИОАНН ПАВЕЛ II)

(1920–2005)

ПЕСНЬ О БОГЕ СОКРЫТОМ

1. БЕРЕГА, ТИШИНОЮ ОБЪЯТЫЕ

8

Почему я всё замечаю, когда ничего не вижу:
давно последняя птица за горизонт уплыла,
волна в стекле ее скрыла – а я упал еще ниже,
ныряя следом за птицей в холодный поток стекла.

Чем пристальнее взгляд мой, тем всё неразличимей,
и чем длинней меж солнцем и жизнью моею тень,
чем дальше тень ложится меж водой и солнцем,
тем ближе отраженье в склоненной над солнцем воде.

Выходит, во тьме столько света,
сколько жизни в раскрытой розе,
сколько Бога, сходящего
на берега души.

11

Люблю тебя, сено душистое, – нет в тебе зрелой
гордыни колосьев.
Люблю тебя, сено душистое, ибо пригрело
ты Дитятко босое.

Люблю тебя, дерево строгое, ибо в тебе нет тоски унылой
по листьям опавшим.
Люблю тебя, дерево строгое, ведь Его ты укрыло
кроной кровоточащей.

Люблю тебя, свет неяркий пшеничного хлеба, –
в тебе на миг поселился вечный покой,
подплывающий к нашему берегу
тайной тропой.

17

Возьми меня, Мастер, в Ефрем и позволь остаться с Тобою
там, где под крыльями птиц плывут берега тишины,
где широкий круг на воде и ни тени страха в покое,
где веслами не замутненная зелень буйной волны.

Спасибо: приют души Ты удалил от шума,
Ты окружен правдивой, дружеской нищетой.
Безмерный, тесную келью Ты избрал себе домом,
любя этот край, осененный безлюдьем и пустотой.

Ты ведь – само Безмолвие, великая Тишина,
освободи же, сделай и меня безголосым,
лишь пронзи меня дрожью Своего Бытия –
дрожью ветра в светлых колосьях.

2. ПЕСНЬ О СОЛНЦЕ НЕИСЧЕРПАЕМОМ

1

Солнце, к листу склоненное, Твой мир, устремленный в душу,
обогащает цветенье доброты глубиной,
всё вбирая в свой луч, –
но только, Мастер, послушай,
что будет с листом и солнцем? – вечер уже надо мной.

13

Прошу Тебя, укрой меня
там, где царит покой,
в потоке тихой радости
или в ночи глухой.

Прошу Тебя, закрой меня
от той страны, где мрак, –
прошу Тебя, раскрой меня
на всё, в чем света знак.

Я знаю: есть убежище,
там солнце – нет утрат,
сквозь горизонт прорежется
вглубь устремленный взгляд.

И тогда совершится
чудо преображения:
Ты станешь мною,
я же – благодареньем.

14

Остави, Господи, меня,
и разум мой бескрылый
на немощи не обрекай,
не истощай мне силы.

Нет благодарности такой,
чтоб вечность мне объять
и сердца солнечной стрелой
измерить благодать;

а если б и постиг я мир –
пожар бы воспылал,
раздай я хоть всего себя –
я ничего б не дал.

А Ты, Предвечный, с каждым днем
мне убавляешь силы,
вверяя Свой безмерный Дом
душе моей бескрылой.

ТАДЕУШ РУЖЕВИЧ

(1921–2014)

НЕ ПЕРВЫЙ ГОД

С каждым годом
поэзия умирает
всё быстрее

период распада
новых стихов в газете
два-три часа

мертвые поэты
мгновенно исчезают
живые
судорожно плодят
новые книги
словно хотят заткнуть бумагой
дыру

КОРРЕКТУРА

Смерть не поправит
ни строчки
смерть не корректор
и не редактор

дурной вкус бессмертен

когда умирает скверный поэт
он остается скверным поэтом

глупец и за гробом
мелет вздор
дурак наводит тоску
и после смерти

ТИМОТЕУШ КАРПОВИЧ

(1921-2005)

FAUX PAS

я позвонил но сюда не звонят
я постучал но сюда не стучат
я вошел хотя сюда нет хода
я открыл но этого не открыть
я вытер ботинки да только зачем всё это
я раскрыл рот но ведь здесь и рта не раскроешь
я вдохнул воздух но здесь никто не дышит
я спросил но здесь не задают вопросов
тогда я запел но здесь не поют
я повернул назад но отсюда нельзя вернуться
и вышел но как я мог отсюда выйти
что за место думал я но это не место
что за время но это вовсе не время
я говорю я был только этого быть не может

АНДЖЕЙ БУРСА

(1934-1957)

ПИНКИ

Он пришел сюда по важному делу
но от первой же двери его отшвырнули пинком
он улыбнулся
подумав что это шутка
и попробовал снова войти
опять пинок
он попытался подняться этажом выше
но сбитый пинком рухнул вниз
и затих в коридоре
его пинком подтолкнули к выходу
на улице еще раз дали пинка

тогда он решил что по крайней мере умрет как поэт
и бросился под машину

но получил крепкий пинок от шофера.

УРОК ХОДЬБЫ

Преодолеть закон тяготения
было нелегко
я думал когда наконец встану на ноги
все склонят предо мной головы
а они в морду
как же так
ничего не могу понять
но героически пытаюсь сохранить равновесие
"дурачок" шипят добряки (эти худшие из негодяев)
"по жизни надо ползать ползать"
тогда я ложусь ничком
выпятив зад как ангел
и делаю первую попытку
от сапожка к башмачку
от ботиночка к туфельке
учусь ходить
по земле.

ЯН РЫБОВИЧ

(1949-1990)

СТРАНА НАОБОРОТ

В этой Стране поэты похожи на идиотов,
писатели – на кретинов,
политики – на юродивых,
живые – на мертвецов.
В этой Стране мужчины притворяются сопляками,
женщины – девками,
дети – взрослыми,
а мертвецы живут, как живые.
В этой Стране хлеб – из дерьма,
водка – из желчи,
деньги – из дыма,
и только подонки здесь равны себе.

Безумие жителей этой Страны
почти гениально.
Им остается сделать только один
шаг вперед.

ХОРОШАЯ НОВОСТЬ

Жди, жди упрямо –
кто-то уже послал письмо,
а в нем для тебя
хорошая новость.
Жди, жди верно –
по радио, по телеграфу, с курьером
к тебе спешит
хорошая новость.
Жди неустанно –
верь и помни:
где-то там всё решено,
скоро тебе сообщат
хорошую новость.

И вовсе не так уж досадно,
поверь,
если в конце концов
к тебе придет только смерть
и скажет:
– Ну, вот и я.

Собственно говоря,
тоже неплохая новость.